Король волшебников

Автор: Лев Гроссман

В сказочной стране филлори правят пришельцы с Земли: Выпускники магического университета Брекбиллса Квентин, Элиот и Дженет, а также Джулия, которая экзамены в Брекбиллс провалила. Какой ценой далось ей магическое самообразование, Квентину приходится выяснять в разгар кризиса, который может уничтожить магию во всех мирах. А значит, погибнет и филлори — самое волшебное место во Вселенной.

Если первую часть трилогии Гроссмана получилось продать как «Гарри Поттера для взрослых», то во второй магический колледж Брекбиллс остаётся практически за кадром. Дети выросли и, как ни странно, стали королями и королевами. Когда в тяжёлую минуту вернувшийся из Филлори на Землю Квентин обращается в Брекбиллс за помощью, ничего не выходит: преподаватели не верят в сказочные страны, а взрослые должны решать проблемы сами. Да и ученики рано или поздно превосходят учителей. Так что, признав, что «взрослые — это мы», Квентин учится справляться самостоятельно.

Но то, что для него — будничное прошлое, для его подруги Джулии — проклятье и запретный плод: она одержима магией и готова на всё, чтобы и без Брекбиллса стать могущественной волшебницей. Именно Джулия, промелькнувшая пару раз в первом томе и необъяснимо ставшая одной из королев Филлори, оказалась главной героиней второй книги. И это основное отличие от одноимённого сериала канала SyFy, где в первом сезоне история Джулии показана сразу. Рисковый ход: развести представление персонажа и его историю. Но в итоге у Гроссмана это получается. Джулия в романе впечатляет ещё больше, чем в сериале, и кажется одной из лучших героинь фэнтези: умная (математический гений!), решительная, не останавливающаяся ни перед чем.

Весь второй том двоится, как сознание человека с посттравматическтим расстройством, то есть Джулии. Главы о настоящем чередуются с флэшбеками — из них мы узнаём, что случилось с Джулией после того, как она не прошла в Брекбиллс. Если коротко, то много всего плохого. С одной стороны, даже смешно: ну, не попала девочка в вуз (в который даже не хотела!), неприятно, но убиваться-то зачем? А с другой — представьте, что из Хогвартса отчислили Гермиону! Ух, кровь стынет в жилах, как подумаешь, что может сделать Гермиона в бешенстве и печали, отлучённая от любимого знания… Примерно так реагирует и Джулия.

В настоящем же Джулия с Квентином отправляются в путешествие по морям Филлори на волшебном корабле, который может перестраивать себя по необходимости. Для Квентина главная тема второго тома — это Герой и Приключение, причём география тут важнее магии — недаром к второму тому прилагается настоящая фэнтэзийная карта. Быть королём для Героя — скучно. В этом весь Квентин: ему везде скучно, это и делает его одним из самых раздражающих характеров в литературе (или хотя бы в фэнтэзи). Это уникальное достижение Гроссмана. В фэнтэзи были злодеи, герои и боги, добрые и злые волшебники. Но чтобы раздражающий-насмерть-герой — это впервые, пожалуй.

Во время путешествия Квентин растёт. В этом ему помогает младший товарищ, картограф Бенедикт — эмо-подросток, не способный к общению, недовольный всем на свете, закомплексованный до невозможности. В этом кривом зеркале Квентин видит себя — и проливает слёзы над своей и чужой юностью. Возможно, именно это даёт ему понять и Джулию. Пика его новая способность к эмпатии достигает, когда он понимает, что подруге нужна не любовь, но банальное человеческое сочувствие.

Отношения двух поломанных, но стремительно взрослеющих людей — сердце второго тома. И зачем нужна новая героиня — симпатичная австралийка Поппи, специалистка по драконам, живущим в земных реках, — сначала непонятно. Но именно она показывает Квентину, что мир Земли полон чудес, а если он не может их разглядеть, то не потому что особенный и весь из себя волшебный, а потому что он невежа и тупица, никогда носу не казавший за пределы Бруклина.

Гроссмана потому и тяжело воспринимать, что у него двоится точка зрения: что лучше — бороться с депрессией в этом мире или бежать из него в мир волшебный, где у тебя есть шанс повлиять на его законы? Автор будто разделяет неприязнь героев к настоящему Земли, и в то же время постоянно разочаровывает тех, кто верит в идеальный мир волшебства. У магии всегда есть цена, и, если хочешь спасти не только себя, приходится чем-то жертвовать: иногда собой, а иногда и целым волшебным миром. Это по-взрослому, хотя и очень неприятно. Но ведь настоящая магия не в физике и не в старых богах, а в том, что даже тяжёлые подростки вырастают в настоящих героев, когда перестают думать только о себе.

Итог: Гроссман продолжает писать о волшебстве и говорящих животных дЧарнии на языке мрачноватого и очень современного городского романа. За то, что он делает с жанром, его можно пылко ненавидеть или по-честному уважать, а вот любить непросто. Он жесток со своими героями, но поэтому они по-настоящему уникальны. Гроссману всегда есть чем удивить.