Тонкая нить предназначения

tonkaya-nitАвтор: Наталья Калинина

Вместо заграничного курорта Марина со своим женихом поехала в деревню. Там её заинтересовала заброшенная помещичья усадьба Даръино, где ранее размещался детский санаторий. Что-то притягивает девушку к этому мрачному загадочному месту. И не только её, но и другую барышню — Олесю, у которой с санаторием связаны мрачные воспоминания пятнадцатилетней давности. Сдастся ли девушкам и группе новоявленных «охотников за привидениями» разгадать секреты усадьбы, уходящие корнями в начало XX века?..

Наталья Калинина в своей новой книге продолжает страшить читателя, наводя на него инфернальный ужас. Роман «Тонкая нить предназначения» написан в её излюбленном жанре готического романа. Есть заброшенная, окутанная тайной усадьба, населённая неупокоенными духами, которые ревниво оберегают свои владения. Есть несколько людей, чьи судьбы как-то связаны с этим проклятым местом. И другие люди, которые пытаются проникнуть за кулисы тайны. Наличествует и традиционный для Калининой параллельный сюжет, события которого разворачиваются в прошлом — как далёком, так и относительно недавнем. В принципе, роман можно назвать самоповтором.

Однако в этой книге есть и много нового. Прежде всего, здесь отлично воспроизводится атмосфера детства с его страхами, переживаниями, желаниями и надеждами. Первые радости и первые драмы, ожидание небывалых чудес и предчувствие чего-то невыразимого, ночные бдения со страшилками… Кроме того, в идейном плане роман получился глубже и разнообразнее предыдущих книг. Помимо привычного мотива преступления и высшего воздаяния (злодеи у романистки, как правило, наказываются не людьми, а Небом), появились темы выбора, духовной жизни, честности с миром и с собой.

В тексте подспудно чувствуются тревожные нотки, какой-то надлом и надрыв. Автор как будто спешила дописать текст, боясь, что не успеет. И финал в результате получился скомканным — он пересказывает, а не показывает события.

Щекочущее нервы повествование, которое заставляет сердце то замирать, то бешено колотиться, то стонать от жалости и тоски по безвозвратно ушедшему.